АРТ-РЕЗИДЕНЦИЯ, ПОТОК "КНИГА ХУДОЖНИКА"

ВЫСТАВКА 26.09.2021
Арт-резиденция "Классы каллиграфии" – уникальное творческое движение, которое предоставляет возможность артистам из разных городов и стран реализовывать свои проекты с использованием приемов каллиграфии. Обучение проходит как в онлайн, так и в оффлайн-формате.

Работы, созданные участниками резиденции, экспонируются на партнёрских площадках в музеях и галереях России и за рубежом.


МИССИЯ АРТ-РЕЗИДЕНЦИИ

Интеграция каллиграфии в актуальное искусство, продвижение в современной арт-индустрии.

Каллиграфия – это самостоятельный вид искусства и огромный набор методов, которые расширяют инструментарий артиста, позволяют создавать авторское высказывание с использованием новых медиумов и уникальных творческих приёмов.


КНИГА ХУДОЖНИКА
Первый набор арт-резиденции состоялся осенью 2020 года в онлайн-формате.
В его основу легла концепция "Книги Художника". Участники арт-резиденции исследовали возможности данного медиума и реализовывали на его основе собственные проекты.

Визуализированная в букве идея, с использованием творческих приёмов каллиграфии, становится не просто символом книги, эта идея воплощает новое видение Буквы как самостоятельного творческого образа.

Книжная форма становится методом, при помощи которого артист переосмысливает собственные рефлексии на процессы и изменения во внешнем мире. Это обновленный, возрождённый вид медиума, ограниченный только текстурой бумажного листа.
Буква становится Идеей, а Книга Художника – самостоятельным авторским высказыванием.

Результатом первого набора стала групповая выставка участников арт-резиденции, которая состоялась в музее современного искусства "Арсенал" в Нижнем Новгороде (филиал ГМИИ им. А. С. Пушкина) в сентябре 2021 года.

Ольга Яковлева
Куратор проекта
Искусствовед, куратор проектов актуального искусства.
Координатор коммерческих и независимых выставочных проектов с 2012 года.
Окончила Школу современного искусства «Свободные мастерские» при ММСИ в 2019 году.
Куратор групповых выставок "Координаты" (Москва, ЦТИ "Фабрика", декабрь 2018), "Посмотри на себя" (Москва, "Галерея на Песчаной", август-сентябрь 2019).
Исследует темы поиска новых эпичных форм в контексте метамодернизма.
Елена Алексеева
Руководитель мастерской
Каллиграф, художник, педагог. Сооснователь школы каллиграфии
в Нижнем Новгороде и онлайн-школы.
Опыт каллиграфии с 2008 года. Проходила обучение в мастерской Denis Brown, Yves Leterme, Brody Neuenschwander. Проводила интенсивы в Москве, Екатеринбурге, Чебоксарах, Минске, Кишиневе, Новосибирске.
· Дважды входила в ТОП-100 российского дизайна с каллиграфией.
· Шрифт на основе скорописи Sapiens отмечен дипломом победителя «Современная кириллица» 2014г.
· Коллекция одежды с каллиграфией «Стихия чувств» в сотворчестве с модельером Виолеттой Лангас, ученицей В. Зайцева, получила ГРАН-ПРИ и статус представителя России в Milan Fashion Days 2020.

ВЫСТАВКА-СКРИПТОРИЙ "ПЕРЕПЛЕТЕНИЯ.
КНИГА ХУДОЖНИКА"
в рамках фестиваля "Вазари" на тему средневековья.
В постиндустриальную эпоху инновационные цифровые коммуникации заменили собой классику бумажного листа. Многофункциональные планшеты пришли на смену бумажным форматам, а аудио и видео стало гораздо более доступными и востребованными, нежели напечатанная на бумаге книга.
Для художника сейчас, книжная форма – это творческий метод переосмысления собственной рефлексии на процессы и изменения внешнего мира. Наряду с инсталляцией и перформансом, книга становится самостоятельным жанром, в котором работают авторы, стремящиеся исследовать возможности формы и одновременно высказаться при помощи визуальных образов, объединённых переплетом.


Данная коллекция – результат первого набора арт-резиденции «Классы каллиграфии Елены Алексеевой», в рамках которой, 32 художника из России, Беларусии, Украины, Молдовы, Казахстана, Италии и Китая исследовали возможности данного медиума и реализовывали на его основе собственные проекты.

Каждое произведение в экспозиции опирается на средневековые почерки в современном исполнении. Обращается ли оно к философии Платона или путевым заметкам, актуальное мировоззрение авторов вступает в диалог с общепринятым восприятием эпохи средневековья.

Сравнивая отношение к городскому пространству, статусу женщины в обществе или проживанию состояния болезни, мы, прежде всего, задаем вопросы сами себе. Осознавая либо контраст, либо неизменность человеческой сущности.


РАБОТЫ УЧАСТНИКОВ АРТ-РЕЗИДЕНЦИИ
Книга-картотека, 30х30 см.
Материалы: короб-картотека на посеребренных ножках, карточки из прозрачного пластика в картонных рамах.
2020 год
1. Morbus metropolis/Болезни мегаполиса. Елена Анфимова
Средневековье считается "золотым" временем для процветания всевозможных болезней, которые перерастали в целые эпидемии и выкашивали население. Основными болезнями были: туберкулез, оспа, тиф, чума, малярия, проказа, холера, чахотка, сифилис, гангрена и многие другие.

Чем сегодня болеет общество в мегаполисах?


В своей работе автор переосмысляет штаммы болезней мегаполиса, от одиночества в толпе до синдрома невидимки, от клейма изгоя до мании одинокого волка. Всё это – признаки болезни, распада, неизбежного тления. Внешне благополучные и полные жизни, внутри они прогнили, словно лёгкие курильщика, давно и неизбежно поражённые раком.
Арт-бук, 280х180 мм
Материалы: бумага, тушь, чернила, вышивка, нити.
2020 год
4. Tangled thoughts/спутанные мысли. Александр Кодымский
Что служило источником информации для средневекового человека?

С наступлением эпохи Возрождения в Европе появляются центры информации – торговые города, где регулярно проводились ярмарки. В этих городах возникают рукописные газеты, посвященные сначала торговым, а затем другим новостям.

Как следствие, появляется профессия сборщика информации, которая распространялась гонцами. С появлением потребности в получении регулярных новостей зародилась почта.

В работе используется Средневековый почерк итальянский курсив в современной адаптации. Это почерк итальянского Возрождения, ему положил начало поэт-гуманист Петрарка, который считал готическое письмо слишком варварским для новых гуманистических идей.


Современный мир – это огромная сеть информации, надёжно опутавшая нас, словно гигантская паутина. Информация поступает со всех сторон, забивает эфир и мешает ясно мыслить. Визуальный мусор засоряет пространство, расфокусирует сознание и лишает понимания происходящего.
Книга-дневник, 12,5х16х8 см.
Материалы: акварельная бумага, калька, бумага ручного литья (Россия, Индия, Италия), дизайнерский картон и бумага, бархатная бумага.
2020 год
5. Исчезающий город. Dada Aleksandrova
В работе используется средневековый почерк – итальянский курсив.

Дети в средневековье не были ценностью для семьи, а их жизнь и смерть полностью зависели от воли отца.
Младенцами в условиях голода, бедности и отсутствия гигиены часто пренебрегали. Историки отмечают случаи детоубийства, когда ребенок в большой и бедной семье становился обузой.

Дети часто оказывались объектом для экспериментов и в религиозных исканиях своих отцов. И тут их никто не мог спасти, даже родная мать.


«– Я вспоминаю детство, и у меня заболевает нежностью сердце». – Циники. Анатолий Мариенгоф.
Работа автора – телепорт, возвращающий в мир, который когда-то наблюдался детскими глазами, мир воспоминаний о близких, которых нет с нами рядом, мир историй, при пересказе которых каждый раз заливаешься смехом, как в первый раз.
Арт-бук, 14,5х15,5х1,5 см.
Материалы: наждачная бумага с вышивкой, золочение, бисер, бусины, вышивка на велюровой бумаге, дизайнерская бумага, акварельная бумага, тушь, художественное вырезание из бумаги, леттеринг, акварельные рисунки.
2020 год.
6. Маманьяк. Дада Александрова
Первый случай серийных убийств нашёл отражение ещё в мифах Древней Греции — разбойник Прокруст со своим знаменитым ложем калечил и убивал несчастных путников, которых обманом заманивал в свой дом. И, хотя это полностью фантастический персонаж, сам образ его действий, или, юридическим языком, modus operandi, — вполне реалистичен.

Массово выявлять серийных убийц начали лишь в период так называемой Великой охоты на ведьм — примерно с 1450-х до 1650-х годов, да и то — лишь в Европе.

Использован средневековый почерк итальянский курсив, малоизмененный, почти исторический.

В основу своего проекта автор положил исследование природы маньяков сквозь историю взаимоотношений мамы и сына. Проект создан с невероятной любовью и огромной болью.
Арт-бук с элементами pop up, 25,5х22,5 см.
Материалы: бумага хлопок 300 гр., обложка картон, бумага для пастели.
2020 год
7. Тревога. Наталия Авгученко

У людей эпохи Средних веков, как правило, было два главных источника страха — смерть и тьма. Это благодатная почва для вымысла — ведьмы и шаманы, бесы и оборотни появлялись там, где темно и откровенно веяло приближением погибели.

Археологи выяснили, что средневековые британцы боялись восстания мертвецов. Как это коррелирует с современными страхами – заставляет задуматься работа художника.



Тревога становится неотъемлемым спутником жизни современного человека. Неважно, что является её причиной – события внешние или внутренние переживания – важно, какой отпечаток она накладывает на восприятие реальности, как именно она переживается в душе каждого конкретного индивида.
Арт-бук, 20х20 см.
Картон, бумага ручного литья, калька, нити, тушь, гуашь.
2020 год.
10. Время. Илона Киселева
Человек средневековья, по выражению французского историка М. Блока, "в общем и целом индифферентен ко времени". Рутина средневекового образа жизни, постоянное воспроизведение вчерашнего опыта, тесная связанность каждого человека с природным ритмом — все это приводило к тому, что время не ощущалось (в той степени, в какой это свойственно современному общественному сознанию) как ценность, оно не было дорого, и принцип "время — деньги" был бы в средние века попросту непонятен.

Время не было ценностью, и его, естественно, не берегли. Его "не считали" в том и в другом смысле слова: не считали за редкостью измерительных инструментов и не считали потому, что создание товаров, которое предполагает рационально осмысленную затрату времени, еще не было объявлено, как при капитализме, смыслом жизни.

Интересно наблюдать контраст отношения к времени сегодня.

Время – величина. Время – проблема. Субъективная проблемная величина, измеряющая наше отношение к жизни. В работе автор выражает свое мнение о проблеме времени, стремясь показать, что нельзя изменить его течение, но можно пересмотреть его восприятие.
Арт-бук, 42х21 см.
Бумага ручного листья, конгрев, бумага для пастели, калька, тушь, гуашь.
2020 год.
12. Мгновения Бесконечности/Moments of Infiniti. Наталия Барковская
Человек средневековья, по выражению французского историка М. Блока, "в общем и целом индифферентен ко времени". Рутина средневекового образа жизни, постоянное воспроизведение вчерашнего опыта, тесная связанность каждого человека с природным ритмом — все это приводило к тому, что время не ощущалось (в той степени, в какой это свойственно современному общественному сознанию) как ценность, оно не было дорого, и принцип "время — деньги" был бы в средние века попросту непонятен.

Время не было ценностью, и его, естественно, не берегли. Его "не считали" в том и в другом смысле слова: не считали за редкостью измерительных инструментов и не считали потому, что создание товаров, которое предполагает рационально осмысленную затрату времени, еще не было объявлено, как при капитализме, смыслом жизни.

Интересно наблюдать контраст отношения к времени сегодня.


Время – величина субъективная, она может медленно перетекать из одного мгновения в другое, а может – нестись вперёд бешеными скачками, всё разгоняясь и разгоняясь…

Время в философии – это необратимое течение процессов, происходящее лишь в одном направлении – из прошлого в настоящее и будущее. Когда часы нашего времени заводятся, начинается обратный отсчёт, а когда время закончится, мы выйдем из физической реальности в состояние вне времени. Это состояние называется – Бесконечность…

Каждая страница книги автора – одно из прожитых мгновений на пути из прошлого в будущее. Нумерация книги идёт в обратном порядке, от 10 до 1 – а когда книга мгновений субъективной реальности закончится, читатель выйдет в бесконечность.

В QR-код зашита музыка, под которую создавалась эта книга. Это – частота 963 Hz.
Книга-раскладушка с элементами pop-up 25х21 см.
Материалы: картон, бумага, калька, акварель, тушь.
2020 год
13. Вне Города. Ольга Габис
Средневековый город был окружен стенами, чтобы защищаться от врагов и давать убежище крестьянам, живущим рядом с городом. Так как стены мешали городам разрастаться вширь, то улицы суживались, чтобы поместить возможно больше строений, дома нависали друг над другом, верхние этажи выдавались над нижними, и крыши домов, расположенных на противоположных сторонах улицы, чуть не соприкасались друг с другом.

Обычно жители города имели за его стенами свои огороды, свои поля, свои пастбища. Каждое утро по звуку рожка открывались все ворота города, через которые скот выгонялся на общинные пастбища.

Что представляет собой город сегодня?

Эта история о пространстве и его жителях, о соразмерности и взаимодействии. О том, как среда обитания формирует внутреннюю архитектуру человека.
Гуляя по городу, мы рассматриваем его через призму живой изменчивости, как природный объект. Выйдя за его пределы, наблюдаем рост города вовне. Строим внутри себя Город-сад, находя гармонию баланса и сотворчества.
Арт-бук, 30х20 см. Различные виды бумаг, вырубка, вышивка крестом, ленты, современная авторская каллиграфия.
14. "Зачем?" Анфимова Елена
В европейской философии средних веков рефлексия выступает как способ обос­нования религиозных ценностей, включавших в себя все другие. Где философия становится "служанкой богословия". Изменилось что-либо с тех времен или человечество продолжает рефлексировать практически на одни и те же темы?

Рефлексия автора на тему смысла и места существования себя как художника. Бархатная обложка – образ для внешнего, вышивка крестиком – несостоявшиеся отметки о невыполненных делах, вырубки – возможные пути прорыва, следовать которым или нет еще стоит решить.
Книга, 42х30 см.
Материалы: дерево, ДВП, бумага, тушь, гуашь, перо, кисть.
2020 год.
16. Наследие. Виктория Осмеркина
Родословная – одна из традиционных функций книги.

С развитием государственности в средневековой Европе появилась необходимость записывать информацию о родившихся и умерших — для учета населения. Эту функцию взяла на себя церковь. Существовали также герольды, которые собирали сведения о происхождении рыцарей, фиксируя ее со слов представителей дворянских родов.

А вот в Российской империи метрические книги появились только в 1702 г. Петр I также поручил их ведение церкви. К сожалению, уровень образования священников оставлял желать лучшего, книги, зачастую, велись не везде и как попало. И только во второй половине XIX века ведение метрических записей приобрело стабильный и серьезный характер. В 1897 году было основано первое генеалогическое общество.


Творческая родословная.
Книга-исследование художественной династии и традиции, передающихся в 3-х поколениях.
Артбук, 27х22 см.
Материалы: смешанная техника.
2020 год.
17. Ранимость. Олеся Домрина
Чувства людей средневековья.

Чувство неуверенности — вот что влияло на умы и души людей Средневековья и определяло их поведение. Неуверенность в материальной обеспеченности и неуверенность духовная; церковь видела спасение от этой неуверенности, как было показано, лишь в одном: в солидарности членов каждой общественной группы, в предотвращении разрыва связей внутри этих групп вследствие возвышения или падения того или иного из них.

Эта лежавшая в основе всего неуверенность в конечном счете была неуверенностью в будущей жизни, блаженство в которой никому не было обещано наверняка и не гарантировалось в полной мере ни добрыми делами, ни благоразумным поведением.


Ранимость как качество личности – склонность проявлять повышенную чувствительность к критике, замечаниям, подолгу и всерьёз переживать из-за шуток, взглядов, поступков, неприятных слов в свой адрес, чрезмерно эмоционально и болезненно воспринимать любые обиды.

Жизнь ранимого человека – ходьба по «минному полю» — в любой момент можно налететь на обиду, замечания, оскорбление и критику. Ранимый не идет к своей цели. Ранимость застревает где-то по дороге в переживаниях, обидах и негативных эмоциях.

Автор приглашает нас внутрь истории – и погружает в туманную дымку первого кадра.
Артбук, 25х35 см.
Материалы: картон, акварельная и пастельная бумага; тушь, гуашь, акварель, пастель, магнит.
2020 год.
18. "Рамки". Татьяна Лошакова

Свобода и средневековье.

Средневековое общество, строившееся на неравенстве и зависимости, тем не менее не было царством несвободы. Лишь при первом и очень грубом приближении оно делится на свободных и несвободных: подобное расчленение не охватывает всех многообразных, разноплановых и текучих социально-правовых градаций этого общества, постоянных колебаний и переходов между свободой и несвободой.

Когда мы говорим о свободе в средние века, то необходимо всякий раз ставить вопрос: чья это свобода — дворянина, бюргера, крестьянина, так как содержание и смысл свободы каждого из них были различны. Далее возникает вопрос: какова степень этой свободы, — она всякий раз особая. Наконец, очень важно выяснить: по отношению к кому ее обладатель свободен? Ибо абстрактной категории «полной», или «абсолютной», свободы, «свободы вообще» средневековье не знало, так же как была ему чужда категория «полной» несвободы.

Этому обществу присущи бесчисленные ступени и оттенки свободы и зависимости, привилегированности и неполноправности.


Автор исследует тему ограничений и рамок. При всей многомерности мира, человек добровольно надевает шоры и выбирает рациональное вместо эмоционального, считая этот выбор единственно возможным. Но только внутренние ограничения мешают увидеть новые возможности и поверить, что реально всё.
31х23 см
Смешанная техника,
2020 год
19. "Глубина". Евгения Чучеткова
Большим достижением средневековой философии является развитие символизма; для нее символ — это своеобразный вызов умению человека находить скрытое значение предметов.

В средневековье символизм становится принципом философии. Для нахождения скрытых символов используются некоторые приемы толкования религиозных текстов (экзегеза), равно как и вообще любых текстов (герменевтика). Особое внимание уделялось текстам; ведь считалось, что все тайны бытия содержатся в священных писаниях, особенно в тексте Библии. Текст, слово — главный объект анализа: слово было всеобщим знаком, символом.

Что такое глубина? Как описать её, какими словами определить? Автор воплощает идею глубины при помощи серии образов и смыслов, ведущих нас сквозь (или в глубину?) страниц книги.
Книга, 42х22 см.
Материалы: тушь, гуашь, бумага акварельная, кисть, перо.
2020 год.
Аминь. Виктория Осмеркина
В ходе исследований выяснилось, что наиболее загрязненными страницами в европейских религиозных книгах являются те, на которых содержался текст молитвы святому мученику Себастьяну, которого люди избрали в качестве защитника от этой болезни, опустошившей Европу в средние века.
Соответственно, страх перед болезнью был характерен для большинства читателей.

Кроме того, исследователи обратили внимание на то, что страницы с молитвами во здравие свое были более популярны, чем те, в которых упоминались другие люди.

В целом, ничего не меняется: к Богу человек обращается чаще в тревоге и опасности, чем в радости и достатке.


Молитвослов, как разновидность формы книги. Современная авторская визуализация 90 псалма, который читается в тревоге и опасности.
Артбук, 23х21х2 см.
Материалы: бумага для акварели, дизайнерская бумага, калька, тушь, гуашь, пастель, акварель, нити для вязания, деревянные палочки, перфорация страниц.
2020 год.
Внутри. Александра Крупышева
Вопросы переплетения судеб, предопределения и рока во все времена занимали людей, в период средневековья, этот вопрос был разрешён максимально однозначно. В этот период считалось, что от человека ничего не зависит, все зависит от воли Бога и все предопределено, по воле Создателя.

Действительно ли это так или есть выбор, тогда отваживались задуматься самые отважные, инакомыслящие.

Вы ощущали когда-нибудь, что потерялись и потеряли себя где-то на полпути между чашкой чая и походом в магазин? – спрашивает у нас автор.
Не заметили ли вы, как всё вокруг вдруг стало серым и липким, а люди превратились в неотличимые друг от друга тени?
Арт-бук, 41х27 см, 2020 год
Многоуровневый аккордеон в твёрдой обложке с объемным клапаном
Материалы: картон, тонированная бумага, акварельная бумага
ГОРЫ & MORE. Лада Хилюк
Много столетий назад у странников была своя, особенная философия путешествий. Филолог Юрий Лотман говорил, что земля одновременно воспринималась ими и как географическое пространство, и как место земной жизни, противопоставленное жизни небесной, а значит, получала несвойственное современным географическим понятиям религиозно-моральное значение.

Проще говоря, существовали земли «грешные», путь в которые не сулил ничего хорошего — в первую очередь душе путника, и земли «праведные», в которые мысленно или физически стремились попасть люди прошлого.

Книга — поп-ап, восхождение.
Автор исследует различные жизненные аспекты, от внешних впечатлений до внутренних переживаний, и результатом исследований становится арт-бук – самостоятельный творческий образ, запечатлевающий в себе результат авторской рефлексии.
Книга-аккордеон, 15х15см
Техника: смешанная техника.
2020 год
Ода панграмму/pangrams forever. Александр Кодымский
Панграмма (с греч. — «все буквы»), или разнобуквица — короткий текст, использующий все или почти все буквы алфавита, по возможности не повторяя их.

Панграммы на латинице известны по крайней мере с середины XIX века, когда Август де Морган обсуждал фразу "I, quartz pyx, who fling muck beds."

В этой книге собраны различные вариантов панграмм. Панграмм – палочка-выручалочка для любого каллиграфа, особенно когда не известно, о чем писать.
–Я пишу их много, часто, всегда, – признается автор. Будучи разными и написанными в разных техниках они оживают и наполняют книгу. Содержание уходит на второй план, а форма и композиция берут бразды правления в свои руки и этот процесс может быть бесконечным даже с одной фразой!
Книга-аккордеон, 10,8х28 см.
Материалы: бумага, тушь, акварель.
2020 г.
Встречи. Ольга Габис
Социальные отношения в средневековье.
В 11–12 в.в. Западной Европе было распространено учение о трехфункциональном делении общества. Согласно этому учению, общество состоит из трех "орденов".

Первый "орден" – те, кто молятся. Это духовенство и монахи.
Второй "орден"– те, кто ведет войну, воины, будущее рыцарство. Оно в начале средних веков только начинало формироваться.
И третий "орден" – те, кто пашут землю или трудятся.

Молящиеся, воюющие и трудящиеся-землепашцы – такова структура общества. Каждый "орден" общества не мог существовать сам по себе, поскольку одни, молящиеся, молятся за спасение душ всех других. Другие охраняют общество от распада и от нападения внешних врагов, а третьи, землепашцы, естественно, кормят не только себя, но и все общество.


Таким образом все "ордена" нужны друг другу и влияют друг на друга.



На разворотах книги встречаются друг с другом разнохарактерные и разнопластичные буквы и строки, где-то едва соприкасаясь, где-то чередуясь, образуя проникающие друг в друга массивы и узоры – всё как в жизни, когда какие-то люди или события проходят мимо нас незаметно, а другие изменяют нас и направление наших действий.


ИНФОРМАЦИОННЫЕ ПАРТНЕРЫ
Предложения о сотрудничестве и экспонировании проекта присылайте на info@calligraphyclass.ru